Биография

Азаров Андрей Станиславович родился в семье медиков в г.Архангельск. Мать - психиатр с 50-летним стажем. Отец - нарколог с 50-летним стажем. После окончания школы сразу поступил в мединститут лечфак и параллельно первые три года работал санитаром в онкологии, затем три года фельдшером в психбольнице в отделении алкогольных психозов.

С 89 г. психиатр в психоневрологическом диспансере.

С 90 г. после прохождения усовершенствования в Киеве на кафедре неврологии и рефлексотерапии у проф. Мачерет Е.Л. начал работу методом иглоукалывания в отделении неврозов.

Читать дальше

Чем занимаются в Школе совершенствования человека "Мистерия"?

Такие медицинские подходы как лекарства, мы уже давно не применяем. Так как роль самого выздоравливающего при этом обычно минимизируется и в голове висит идея, что таблетка сама всё сделает. Когда человек "приносит" своё тело к нам и говорит: "Делайте хоть иглоукалывание, хоть массаж, хоть назначайте травы или гомеопатию, лишь бы я выздоровел" - он получит отказ. Это силовая работа.

Читать дальше

Как я оказался здесь и сейчас

Этот краткий исторический экскурс я рассматриваю с нынешней своей позиции в свете постоянного самоисследования. Я рождался несколько раз. Первое желание родиться возникло как у всех в положенные сроки маминой беременности, это – август 1965. Но мама не уловила мои желания. А акушерам ответила: "Пока сам реально не захочет, в роддом не пойду". Я "подождал" ещё месяц и когда в утробе стало совсем невмоготу – я пришёл в этот мир. В последующем я много раз задавал себе вопрос: "Почему все серьёзные дела я начинаю дважды? Почему не идёт с первого раза? Почему наталкиваюсь на серьёзные препятствия? Откуда эта агрессия, возмущение? Почему спустя несколько месяцев получается легко?". Сейчас я уже знаю ответы на эти вопросы и как правильно поступать, чтобы было легко.

Следующее рождение моей самостоятельности было в 16 лет, когда я начал учёбу в мединституте вдалеке от родительской опёки. Для реализации ряда желаний нужны были средства, которые я не стал просить у родителей. И судьба привела меня в конце первого курса института в онкодиспансер в качестве санитара. Только много лет спустя понял, что я должен был получить этот опыт. Это опыт предсмертных откровений. Это опыт сопровождения людей в переходном периоде. Я огромное количество раз задавал себе вопрос: "Почему мне, 17-18 летнему пацану люди всех возрастов открывались, как они говорили исповедовались? Ведь рядом есть замечательные хирурги, опытные медсёстры. Почему мне??? Почему они умирали у меня на руках. Почему они делали такой выбор? Почему судьба распоряжалась именно так?"

Следующий мой довольно мучительный процесс смерти-рождения произошёл в конце института. Я очень любил и люблю физику, математику, химию, биологию. И у меня возникало масса вопросов, когда я углублялся в смежные дисциплины, которые не изучались в институте. Например в молекулярной генетике. Как реально происходит репликация ДНК, как считывается информация, как раскодируется и переводится на другой уровень, да при этом с минимальным количеством ошибок? Я подходил ко всё более тонкому строению Матери-природы человека и не только его. В моём представлении управляющая роль материи стала исчезать. Это была агония материализма, где все тела разрозненны, имеют чёткие видимые глазу границы. Где есть разделение на гастроентеролога, пульмонолога, кардиолога. Мало того, что выделен человек отдельно от окружающей среды, так его самого поделили на части. Я отказался от разделения и выбрал интеграцию получаемых знаний в единую систему. Это начало изучения восточного подхода к человеку, да и к природе в целом. Следствием чего я увлёкся иглотерапией. В институте усовершенствования врачей этот метод назывался рефлексотерапией, т.е. с материалистических позиций. Самостоятельное изучение на серьёзном энергетическом уровне оказалось тогда бесплодным. Не было открытой литературы, открытых учителей. Это было энергетическое подполье. Тогда я пошёл работать психиатром по стопам матери. На тот момент времени она была ведущим экспертом-психиатром в Запорожской области. Сейчас для меня это напоминает возраст ребёнка детского сада и время, когда внимание мне уделяет мама.

Продолжая делать самостоятельные открытия в области энергетики тела, я всё больше удаляюсь от лечения медикаментами и соответственно от "большой" психиатрии. Это привело к дистанцированию от мамы-специалиста-психиатра-материалиста. Моя трёхлетняя практика в большой психиатрии закончилась, точно так же в трёхлетнем возрасте происходит один из уровней отрывов, отсоединения ребёнка от матери и приобретения большей степени свободы. Но процесс разрывания энергетической пуповины достаточно болезненный для обеих сторон. Вспоминаю как мама страдала, что я не пошёл по её стопам и не захотел оставаться в лоне психиатрии.

По удивительному стечению обстоятельств в отделении анонимного лечения от алкоголизма, которым заведовал мой отец, освобождается место врача. И по неведомым причинам гл. врач разрешает это сотрудничество (раньше в больницах быть в непосредственном подчинении родственников было запрещено). Начинается влияние отцовских психотерапевтических подходов на моё мировоззрение. Но параллельно продолжаю двигаться в неведомом для ортодоксальной медицины подходах: гомеопатия, микроволновая резонансная терапия, чакральная работа. И во мне рождается великое открытие – всё это объединяет и работает по принципу резонансов различных уровней. Даже психотерапия. Это тоже резонансная работа. Необходимо найти то, что созвучно для пациента и только тогда работа получается. Сам факт присоединения, понятный психотерапевтам или с чего начинается разговор незнакомых людей. С нахождения общих тем – это основа начала всех человеческих коммуникаций – это и есть поиск резонанса. А сопереживание – это тоже мощный резонанс и тела и эмоций.

Другое важное открытие, которое я сделал наркологом – как грубо лжёт наркоман, как искусно лжёт алкоголик. Более того они сами в это искренне верят. Они убеждены, что это правда, что к ним действительно относятся несправедливо. Помимо наркологии у меня была уже лицензионная частная практика. Я занимался психосоматическими нарушениями. А это – не удивляйтесь - все мы. И я обратил внимание, что и здесь масса лжи. Мы лжём себе о себе. Мы лжём другим о себе, мы лжём другим о них самих. Я стал задавать вопросы – откуда это. Я понимал, что на это есть причина.

И в этот момент делаю ещё одно открытие, которое вызвало тогда мощную волну возмущения внутри меня. Я возмущался почему психиатров и наркологов обучают только как "лечить" готовые болезни? Хотя по факту учат "лечить " не болезни, а всего навсего видимые симптомы. Но не показывают как из здорового получается больной, каковы причины, по которым здоровый становится больным, каков этот путь, дабы устранять причины болезни.

И в 97 году начинается мой путь, отдельный от родителей. Я открываю свой частный кабинет, который вскоре вырос в центр психосоматической медицины. А моё внутреннее развитие пошло по пути овладения механизма перехода от здорового человека к больному. Как умирает здоровый и рождается больной. Это психоаналитический этап моего развития. Это изучение так называемых ранних травм развития, это глубинная психология, это начинается с рождения любого человека. Это усиливается различными кризисами: как личными, так и надличностными (кризисы семьи, кризисы предприятия, кризисы страны).

Занимаясь глубинной психологией, ранним развитием человека и как это согласуется с телом, (т.е. то что можно увидеть обычными глазами) я увидел, что некоторые дети приходят в этот мир с уже заложенными программами, в том числе программами реагирования. И я в который раз открыл велосипед. Как оказалось уже очень давно открыта так называемая травма рождения. И я стал на своей шкуре это изучать. Так в 2000 г. начался мой трансперсональный этап, который позволил изучить механизмы возникновения своих реагирований, своих программ предназначений. А эта штука как оказалось формируется до рождения или как говорится до настоящего воплощения. Но для человека ограниченного рамками только лекарств это кажется сплошной сказкой.

Обращая внимание на более тонкие механизмы, начинаешь видеть различные энергетические взаимодействия и не только между людьми. С другой стороны, чтобы почувствовать тонкие энергии, необходимо быть тонко настроенным. Тонкие настройки просто необходимы и телу. А это упирается в то как и чем питаешься. Именно из этого и строится тело. Здорово огрубляют чувства наркотики, алкоголь. В официальной медицине это общепринятые анальгетитки, т.е. вещества которые убирают боль и др. ощущения и чувства, вплоть до наркоза. То же самое относится и к мясу. Хотя очень часто слышу – у меня без мяса нет энергии и сил. Т.е. такой организм настроен на получение энергии из этого вида продукта.

Наблюдая за собой уже не первый десяток лет, я периодически исследую свои возможности, в том числе и по еде, через голод. Я обнаружил, что после приёма пищи (для меня уже любой) я чувствую себя слабее и тяжелее. Но когда нет твёрдой пищи по несколько недель, кроме дефицита вкусовых ощущений проблем нет. Т.е. рот просит побаловаться по-старинке. Да ещё сумасшедший прессинг окружающих. Это же происходит когда рождается трезвенник, т.е. человек с отличной от многих других людей трезвой ориентацией, трезвым мировоззрением. Начинают говорить ты меня не уважаешь, ты обижаешь хозяйку дома, так старалась готовила, а ты… и т.д. или дома : "Ты меня не любишь", "Я разве плохо готовлю?"

Приобретя веру , а затем и глубинные знания, что человек может жить на энергии не от пищи приходит и реальный опыт. Сейчас таких людей называют солнцеедами. Но я ощущаю и знаю, что дело не в солнце. Этот вид энергии – свет – вездесущ, в том числе и ночью, как бы это ни показалось странным. И так я призываю и показываю на собственном примере, что можно строить другие взаимоотношения, другую жизнь и законы по которым это происходит мы показываем в групповой работе или индивидуально. Станьте светом! Несите свет! Излучайте свет! Светитесь сами! Освещайте другим!